В свое время оригинальная бродвейская постановка Into the Woods (1988) снискала огромный успех. После первого выхода в свет ее неоднократно реанимировали: неожиданно сложные, очеловеченные персонажи детских сказок, обыгранные людские пороки, юмор на грани и потрясающие композиции обеспечили необычному мюзиклу зрительскую если не любовь, то симпатию. Или антипатию. По крайней мере, равнодушным к ней оставаться было сложно; все-таки сказки – это то, что в определенной мере касается каждого из нас. Итак, после нескольких возвращений на сцены Британии и США, Into the Woods двинулся и на большой экран. Сопровождение поручили режиссеру Робу Маршаллу, дважды имевшему дело с экранизацией бродвейских мюзиклов (головокружительно успешного «Chiсago» (2002) и «Nine» (2009), с трудом отбившего свой бюджет). Perfect timing: сейчас темы «правдивых» сказок в киноиндустрии не касается только ленивый.

 

Завязка истории стара как мир: жил-был пекарь (Джеймс Корден) со своей женой (Эмили Блант), и все было бы хорошо, вот только c детьми у пары не складывалось никак. В один не слишком прекрасный день в их пекарню заявляется жуткая старая ведьма (Мэрил Стрип), живущая по соседству. В своей экспрессивной манере она рассказывает перепуганной чете парочку темных тайн из прошлого, а затем предлагает разрешить их детский вопрос в обмен на чудо-зелье. А для того, чтобы это загадочное чудо-зелье заполучить, пекарь с женой должны отправиться в Темный Лес, где за три полночи им необходимо раздобыть:

  1. Корову белую, как молоко.
  2. Плащ алый, как кровь.
  3. Прядь волос желтых, как кукуруза.
  4. Золотую туфельку.

Получив список ингредиентов, обнадеженные супруги отправляются в путь. Справятся ли герои с испытаниями, что выпадут на их долю в Темном Лесу? Исполнят ли свои мечты? И главное —  не пожалеют ли потом об этом?

 

Для того, чтобы лучше ориентироваться в происходящем, зрителю Into the Woods надо иметь хотя бы малейшее представление о первоначальных версиях сказок, ведь именно они были заложены в основу мюзикла. Написанные во времена сурового Средневековья, со своими представлениями о морали и справедливости, многие из них дошли до нас в зацензуренной, щадящей неокрепший разум версии.

Немного странно, что именно Walt Disney Pictures (на минуточку, та самая студия, которая не убила русалочку Ариэль, а подарила ей счастливый конец) взялась за экранизацию мюзикла, поставленного явно не для детей. Нет, конечно, аудиторию продукта можно было расширить и до самых маленьких, подкорректировав часть сцен до «и жили они счастливо, конец» и удалив все, что было после, но… а смысл? Это ведь такое же кощунство, как выпускать римейк «Робокопа» в PG-13… Как бы там ни было, Disney решили не бросаться во все тяжкие с адаптацией, понадеявшись, что дети как-нибудь справятся с полученной психологической травмой. А взрослые, особенно те, кто знаком с первоисточниками, оценят Into the Woods по достоинству.

 

Но все же в экранизацию внесли некоторые идеологически необходимые коррективы. Таким образом, оригинальный смысл сказки о Красной Шапочке (см. поучительная история о совращении молодой наивной девушки взрослым мужчиной) был смягчен и сведен до минимума. Волк (Джонни Депп) в костюмчике, словно одолженном на детсадовском утреннике, выглядит совершенно безобидно относительно необремененного необходимостью носить одежду мощного оборотня из первоначальной постановки. Да и образ Красной Шапочки (Лилла Кроуфорд) за четверть века сильно изменился: из светлоголовой кудрявой толстушки, более любопытной, чем того требует техника безопасности в лесу, она превратилась в прямолинейную и весьма деловую юную леди, наблюдать за которой – одно удовольствие. Правда песня «I Know Things Now» все равно звучит из ее уст достаточно двусмысленно.

Золушка (Анна Кендрик) предстает перед зрителем в несколько ином образе, чем всем опостылевшая безропотная простушка. В Into the Woods это девушка, уже осознавшая бесполезность бытия «милой и доброй» в среде, где этого не ценят. Золушка обладает парой странных мистических способностей, о которых упоминается в оригинальной сказке: она знает птичий язык и управляет пернатыми с помощью пения, а также общается со своей покойной матерью посредством ивы, взращенной над могилой собственными слезами (что ни разу не подозрительно, правда?). В фильме эти очаровательные особенности выглядят как колдовство, однозначно темное и совсем не вяжущееся с привычным образом девушки в хрустальных туфельках. Но история не концентрируется на этом. Прежде всего Золушка – это девушка, которая банально хочет попасть на бал.

 

Еще одним важным действующим лицом является Джек (Дэниел Хаттлстоун). Это мальчик не семи пядей во лбу, живущий со сварливой, но любящей матерью в чем-то, отдаленно напоминающем сарай. Местный Иванушка-дурачок, обменявший корову на волшебные бобы и отправившийся покорять небесные просторы, заселенные великанами. Джек немного аутичен, и это, в общем-то, вполне объясняет его отвлеченное поведение и странные реакции на все происходящее. Например, его восторженность относительно гигантов и их быта, удостоившаяся отдельной душевной песни («Giants in the Sky»).

Кроме этих героев, взваливших на свои плечи значительную часть сюжета, нельзя не упомянуть и братьев-принцев (Крис Пайн и Билли Магнуссен), картинно и умилительно страдающих по своим девушкам. Они оба шаблонно прекрасны, отважны и великодушны, но Into the Woods неустанно напоминает о том, что за привычными сказочными архетипами скрываются живые люди, которые, как известно, не безупречны.

 

Мюзикл снят в насыщенных мрачных тонах, и «квестовые предметы», а также одежда персонажей, лесные болотца, домики бабушек и башня Рапунцель на таком фоне выглядят приятными яркими пятнами. Первая половина фильма смотрится легко и ненавязчиво. Во второй же Лес словно погружается в странную смесь из темноты и тумана. Это сделано для углубления в мрачность атмосферы истории, но решение оказывается не слишком удачным. Глаза быстро устают от этого ни разу не романтичного приглушенного полумрака, и даже песни действуют как-то усыпляюще. Кроме, разве что, «Your Fault».

Порой поступки персонажей Into the Woods вызывают у зрителя недоумение. Порой сомнению подвергается адекватность всех этих людей, которые, при всей своей несказочности, все же куда более чокнутые, чем среднестатистический живой человек. Порой удивляет восхитительная мотивация, ничем толком необъясненная; рояли, плавно выезжающие из ближайших терновых кустов, а также то, что ставшие невыгодными для сюжета герои умирают (или как-то иначе самоустраняются) ВНЕЗАПНО и очень вовремя.

Отдельные эпизоды в более-менее ровную канву повествования вшили неряшливо, на скорую руку. Например, линия Рапунцель (в оригинале закончившаяся куда печальнее и имевшая действительно большой смысл для развития некоторых персонажей) выглядит на общем фоне совершенно лишней и оборванной. Создается впечатление, что ее оставили исключительно ради принца. Чтобы тот мог красиво спеть с братом дуэтом у водопада («Agony»).

 

Конечно, можно разобрать Into The Woods на составляющие, детально придраться к каждой из них и выдать огромный пост критики, даже вполне обоснованной. Но… зачем? Это ведь просто сказка. Пусть не такая, как мы привыкли. Где-то смешная, где-то поучительная, где-то грустная, где-то совершенно абсурдная, но зато приправленная отличным кастом актеров, запоминающимися песнями и приятным исполнением. Можно не идти в кино, но посмотреть хотя бы на ноутбуке от компании Acer стоит.

Любите сказки. И помните, что за каждой волшебной историей скрывается жестокий и беспощадный к наивности первоисточник.