14 февраля традиционно считается праздником любви и влюбленных. Вспомнив присказку о том, что любовь всегда рука об руку с ненавистью, мы задумались: а есть ли такие игры, которые мы по-настоящему любили, но теперь сама мысль о них причиняет нам боль? Игры, к которым мы испытываем сильные чувства, которые лучше всего характеризуют слова «любовь» и «ненависть», сказанные одновременно?


Карина

Слово «ненависть» насыщенно экспрессией настолько, что я бы не использовала его к Destiny 2. Но даже когда я говорю, пишу или слышу название этой игры, на душе становится не по себе. Почему так случилось? История стандартная: завышенные ожидания, которые были подкреплены отличной беткой, максимально подогретым к новому контенту сообществом и бесконечными обещаниями разработчика.

До старта бета-теста у меня была возможность поиграть в нее на каждой большой выставке. Я попробовала весь доступный контент беты несколько раз до того, как бета стала доступной, встречалась с представителями разработчиков и издателей, брала интервью, участвовала в местных и международных встречах сообщества, тоннами заказывала мерч. Дошло до того, что меня стали узнавать ребята, которые устраивали показы на Е3 и Геймскомах. Я очень ждала, когда свет увидит то, что нам показывали. поразительное 4k разрешение, возможность играть в 60fps, новые интересные сабклассы, оружие, миссии, кланы. Ох, какой невероятный потенциал был у всего показанного.

В итоге я настолько перенасытилась собственными ожиданиями, что после выхода Destiny 2 ждала игры уровня Destiny: The Rise of Iron (оригинальная игра + дополнения, которые выходили два года после). Мне не было понятно, почему разработчики не могут сделать игру хотя бы примерного уровня. В сиквеле было плохо все: количество контента, основная сюжетка, отсутствующий мета-гейм, бесполезный рейд, скучное дополнение. Впрочем, об этом мы писали отдельный материал. На ностальгии о временах, когда мы весело пробегали Атеона (рейд из первой части) и под впечатлением от нововведений в бете, я накрутила себе, что вторая часть будет той самой игрой. В которую можно играть полгода и все еще будет весело. В итоге за три недели я освоила весь контент и забила. Потому что возвращаться туда попросту не хотелось.

Сейчас мне даже как-то стыдно надевать футболочку с символикой игры, потому что и я – такой себе Гардиан, и игра ниоч, и прошла та любовь, которую я питала к первой части. Для меня лично оригинальная Destiny была чем-то большим, чем просто игра, а вторая часть оказалась пшиком.


Эльвира

С детства я была очень большой поклонницей франшизы Tom Clancy’s Splinter Cell. Сэм Фишер навсегда останется самым дорогим для меня игровым персонажем, с помощью которого мне удалось доказать всем вокруг: пусть я не умею метко стрелять, но есть игры, в которые я могу, а вы — стоит закончиться запасу патронов — нет! Одним из самых первых англоязычных слов, значение которых я узнала, было «infiltrate». С высоты своего текущего игрового опыта я понимаю недостатки даже первых игр франшизы, осознаю некую условность стелса и абсурдность сюжета. Но мне очень нравилась необходимость подолгу сидеть в укрытии, высматривая шаблоны передвижения охранников, нравилось следить за шкалами уровня освещенности и создаваемого шума, проходить 70% игры на корточках и с зеленоватым фильтром из-за прибора ночного видения. Нравилась даже забавная клюква Тома Клэнси и чувство юмора Сэма, еще более ценное из-за того, как поздно оно появилось. Все это и было сутью игры, и всего этого серия лишилась.

Поначалу игры серии Splinter Cell становились все лучше от части к части: позитивные изменения претерпевала не только графика, но, на удивление, даже сценарий. Появлялись новые интересные геймплейные особенности, сам игровой процесс становился динамичнее, при этом основная идея и сложность прохождения от этого не страдали. Так продолжалось до четвертой части: в то время как на PSP вышла в целом неплохая Splinter Cell Essentials, ПК-игрокам досталась Double Agent. Игра не была плохой, но пыталась воплотить в себе довольно необычные экспериментальные идеи, которые были очень плохо сбалансированы. Многие фичи оказались вплетены несколько топорно, а постоянно повторяющиеся мини-игры казались абсурдными. Тем не менее, новая концепция — Сэм теперь стал двойным агентом и игрок был вынужден следить за шкалой лояльности, чтоб ни одна из сторон не обвинила его в предательстве — хоть и недостаточно хорошо реализованная, некая нелинейность прохождения, различные концовки — все это казалось знамением того, что следующая часть учтет ошибки и будет блистать свежими идеями, сохранив при этом интересный и интригующий геймплей. Слухи о том, что Splinter Cell отныне будет социальным стелсом, а Сэм отрастит бороду и уйдет в бега, волновали воображение и нашли буйный отклик в моем фанатском сердечке. Но… случился Assassin’s Creed, а поклонники шпионского стелс-экшена получили Conviction и Blacklist. Позиция Ubisoft заключалась в том, что серия стала слишком изнурительной и запутанной для современного игрока. Геймплей начал неумолимо упрощаться, а арсенал разрастаться. Нелинейные пути прохождения локации, необычные способы обезвреживания, необходимость следить за уровнем создаваемого шума канули в Лету, а на смену им пришла кинематографичность, рельсовость, бесполезная сетевая экономика и дробовик. Несмотря на все эти попытки угодить массовой аудитории, серия перестала быть финансово успешной и, подозреваю, вряд ли когда-либо возродится.

Самое обидное то, что этим будто ознаменовалась долговременная спячка стелса вообще — по крайней мере, в доступном мне информационном пространстве. Он начал существовать либо как обрубленные куски геймплея, либо в упрощенном виде, как один из вариантов прохождения.

Что не менее обидно, серия Assassin’s Creed, которой, по моему мнению, и принесли в жертву Splinter Cell, стала для меня не меньшим разочарованием. Атмосферная игра с изящным геймплеем и необычайно интригующей идеей, умело вплетенной в игровой процесс, коей была первая часть, превратилась в пародию на саму себя.

Assassin’s Creed привлекала тем, что ее мир ощущался настоящим. Ты будто сам попадал в залитый солнцем пыльный Дамаск, ты верил в возможность того, что когда-то, в эпоху Крестовых походов, существовала такая сильная слепая вера, превратившая твоего героя в уверенного в собственной невинности убийцу, готового без промедления совершить прыжок. И даже стог сена внизу не делал историю менее прекрасной. Но с каждой новой частью сюжет неумолимо катился в бездну бессмыслицы и бреда, мотивации персонажей становились абсолютно непонятными, разрастающийся мир наполнялся мусорным контентом, а поверить в реалистичность происходящего мог разве что обкуренный хашишин. И не плевать мне на это потому, что ведь в основу были заложены замечательные идеи, ведь заявлен стелс, и ведь сеттинги каждый раз замечательные.

Что по поводу вас, дорогие читатели? Есть игры, о которых больно вспоминать?