«Есть такая игра, мне не понравилась, но ты любишь песочницы,

так что может, тебе и зайдет» (с) Даша, 473 часа в Rimworld.

 

Rimworld — песочница, симулятор сай-фай колонии на приграничной планете — казалось, навечно застыла в статусе раннего доступа. Но все меняется, и этот день настал: сегодня, после пяти с лишним лет разработки, игра вышла в долгожданный релиз. Да, технически новая версия мало чем отличается от последней беты, но это большое событие, и мы поздравляем Тайнена и всех фанатов!

А еще это отличный повод вспомнить, за что же мы так любим (и ненавидим) Rimworld.

 

1. Непредсказуемость.

Римворлд — опасный мир, тут все хочет тебя убить: погода, природа, бандиты, механоиды, курицы-людоеды — а то и все сразу. Никогда не знаешь, что добрый рассказчик скинет на тебя в следующую минуту: очередной налет или дофига полезные грузовые контейнеры со свеженьким человеческим мясом.

Иногда кажется, что базовое правило, на котором строится дизайн игры — это закон подлости. Осада? Держи к ней сонную болезнь. База горит, и ты горишь, и ты в аду? Самое время подкинуть еще дровишек в виде торнадо или нашествия жуков. Разобрался с проблемой? Получай следующую!

Поэтому даже во время долгожданного затишья, каждое сообщение о новом событии заставляет тебя вздрагивать и нервно коситься в правую сторону экрана.

 

2. Эмоции.

Сначала я хотела назвать эту часть «горящая жопа», потому что см. пункт 1. Всё бесит, все бесят: поселенцы тупят и промахиваются, потом жрут сырое мясо и ходят недовольными; провода взрываются, техника ломается, вспышка звезды  вырубает всю твою систему обороны ровнячком в тот момент, когда толпа аборигенов идет на штурм — как тут остаться спокойным?

Но нет чувства слаще и прекраснее, чем когда ты отбился от налета и не просто выбрался из очередной задницы — ты вышел из нее победителем. А когда в последней игре в мое болото, где не было вообще ничего, упал метеорит из пластали, я разрывалась между желаниями завопить от радости, станцевать ритуальный танец и влезть в монитор и расцеловать Рэнди за такой подарок.

Так и вижу, как все три рассказчика улыбаются с экрана и говорят: «сильные эмоции — это наша профессия».

 

3. (Бессмысленная) жестокость.

Начнем с лайфкаха: хотите быстро разбогатеть — захватывайте пленных и вырезайте у них органы. Ну да, колонисты будут ходить и дуться, но на войне как на войне.

Драки, убийства, каннибализм и работорговля — их есть у Rimworld. Почему это хорошо? Потому что чертовски реалистично. Оказавшись в тяжелой ситуации человек легко и просто забывает про идеалы морали и гуманизма. Примитивная графика игры нисколько не сглаживает впечатление: лужи крови на полкарты остаются лужами крови, какой был условной эта кровь ни была.

Честно признаюсь, ни одна из моих колоний не выдержала проверку на вшивость. Ваши почечки нам нужнее, и все тут.

 

4. Свободная воля (ебучих) поселенцев.

Чем еще хорош Рим, так это персонажами. Они не говорят ни слова и на первый взгляд кажутся одинаковыми болванчиками, у которых отличаются разве что имена и наборы перков, но это вовсе не значит, что они лишены индивидуальности.

Один будет честно трудится ради светлого будущего, в то время как другой пересрется с остальными поселенцами, получит в морду и отправится на больничную койку, лишив колонию своего единственного строителя/шахтера/охотника — нужное подчеркнуть, третий окажется наркоманом, а четвертый заведет себе кучу любовников и всех их бросит, оставив страдать.

А еще к ублюдкам быстро привязываешься и переживаешь за них, как за родных. Если сравнивать Rimworld с еще одним симулятором жизни в суровых условиях, Frostpunk, то последний явно проигрывает: там тяжелые решения принимаются легче и проще за счет того, что народу много, все они обезличены, и на них плевать. С Римом так не прокатит: поселенцы надолго останутся в вашем сердечке.

Муноз, мы тебя помним!

Тайнен живым не сдался. А жаль.

 

5. Реиграбельность.

Rimworld чертовски хорош именно как песочница. И дело не только в куче случайных событий — рано или поздно ты всех их переживешь и научишься с ними справляться. Но достаточно сменить, например, климатическую зону, и всё — твоя стратегия, верой и правдой служившая тебе на севере, окажется абсолютно бесполезной в пустыне. Биомов и типов местности в игре много — хватит надолго.

Даже если ты заскучал, в любой момент можно сменить рассказчика — алгоритм, влияющий на появление игровых событий. Всего в игре их три, но все будут бить тебя палкой по голове — просто с разной степенью случайности и интенсивности.

Но если и это не помогает, всегда остаются моды.

 

6. Моды и сценарии.

Тысячи их — для всех, даром, и никто не уйдет обиженным.

Немного поковыряться в мастерской — и пожалуйста: можно штамповать киборгов, проводить генетические эксперименты на людях и животных, поклоняться Ктулху, собрать армию штурмовиков или грабить корованы. Фантазия мододелов буйна и безгранична, на радость всем игрокам.

Одни модификации упрощают жизнь, другие усложняют, тут без сюрпризов, а третьи настолько хорошо дополняют игру, что потом удивляешься — как раньше-то без этого жил? Для меня, например, Rimworld и EPOE неотделимы, как сырный соус и картошка фри.

 

 7. Атмосфера.

Атмосфера в игре настолько хороша, что козья морда, состроенная в адрес графики, сползает с лица через пять-десять минут. Смотришь на все эти простенькие постройки, на безрукие-безногие спрайты персонажей, и видишь сквозь них дикий, жестокий мир и отчаянных людей, которые пытаются в нем выживать.

Все кажется родным и знакомым — ты читал про это в фантастических книгах, видел в кино, и «The Ballad Of Serenity» не начинает играть в твоей голове только лишь потому, что у Рима совершенно потрясающий саундтрек.

 

8. Курзо Бабал и другие истории.

Последний, но вовсе не маловажный пункт: юмор.

Его много и в самой игре — достаточно открыть журнал и почитать, о чем разговаривают ваши поселенцы или посмотреть описания скульптур. Отдельный вид искусства — это названия соседних фракций: Люди-Жабы, Хулиганы Тоски, Кенгуру, Курзо Бабал. Если наша редакция когда-нибудь потерпит крушение на приграничной планете, мы просто обязаны будем назвать свое поселение «Кухня Бунтарь».

Но игровые тексты — это вершина айсберга, самое главное, самое вкусное и прекрасное — это истории, которые сами складываются из случайных событий. Любимый лис поселенца оборжался наркоты и издох, и он, не помня себя от горя выбежал голым на мороз, где и помер от переохлаждения. Колонист пять лет добивался взаимности, добился и не попал на собственную свадьбу, потому что ему прострелили колено. Кто-то неосторожно оскорбил бабушку любительницы ближнего боя и отправился прямиком на кладбище, спровоцировав цепную реакцию в виде всеобщей драмы и психозов…

У каждого, кто играл в Рим найдется с десяток таких историй. (Если их есть у вас, приносите в комментарии — посмеемся и поплачем вместе).

Перевод: https://vk.com/ctrl_alt_del_comics

 

При всей своей кажущейся простоте Rimworld глубок и многогранен, а еще — рандомен, безумен и абсолютно прекрасен. За это и любим.

И, напоследок, традиционное предупреждение: если вам нравятся песочницы и/или сайфай, и при этом вам дороги жизнь, рассудок и отношения с близкими — не запускайте эту игру, она ужасно затягивает.