Карина

Космос, романсы и выбор, который действительно влияет на твою историю — идеальный микс для игры, в которую можно влюбиться. В серии Mass Effect меня больше всего поразило именно то, как твои действия могут аукнуться в истории персонажей вокруг тебя. Даже не обязательно в рамках одной игры.

Мне крайне запомнилась история любви азари и крогана, о которой мы узнаем на Иллиуме в МЕ2. Сложно пройти мимо крогана, читающего поэзию. Пусть получалось у него это не лучшим образом, но за персонажа глаз цепляется. Позже мы сталкиваемся с азари и она рассказывает кто это такой — это ее парень, с которым отношения … временно на паузе. Азари сомневается, что хочет связать свою судьбу именно с ним, так как кроганы живут долго, а не жалкую сотку лет, как люди. У Шепарда есть выбор: подтолкнуть ее к разрыву отношений или убедить в серьезности намерений крогана.

По ходу прохождения игры этот диалог немножко подзабывается, но в целом откладывается в памяти. Примерно посреди третьей части в одной из крайне темных локаций мы находим умирающего крогана, который просит передать письмо его возлюбленной. По посланию становится понятно, что это та самая парочка из второй части. И если тогда ты выбрал опцию «понять и простить», то в письме упоминается об их совместном ребенке.

Этот квест очень легко пропустить, но невозможно забыть — за такие детали я и люблю Mass Effect.


 

Даша

Из всех игр серии Mass Effect я по-настоящему люблю только вторую часть.

Голактеко опасносте, коллекционеры прилетели, все плохо, а главный герой летает с планеты на планету и собирает команду мечты. «Лудонарративный дисссонанс!» — закричит кто-нибудь, и будет… не совсем прав, потому что в рамках второй игры Шепард как раз-таки делает все, что может — ищет людей (и нелюдей), способных отправиться с ним на безнадежную миссию.

Меня всегда подкупал этот концепт: мы с друзьями летаем по галактике и попадаем во всякие неприятности. Именно он роднит второй Mass и Firefly, именно он попадает мне прямиком в ту область мозга, где засела тоска по полетам в космосе, исследованию новых миров и команде, которая становится семьей.

Команда — это, конечно, отдельная песня. Вторая игра подарила мне Мордина Солуса, Джек и Легиона. Именно во второй игре стало возможно развить отношения с Гаррусом — и, fight me! — это лучший роман, когда-либо написанный биоварями.

Я могу сколько угодно кривить морду в сторону третьей игры, которая мне не нравится или Андромеды, которую я даже не пробовала запускать, но Mass Effect навсегда отпечатался в моем сердце и ничто его оттуда уже не выковыряет.


 

Вика

Я проходила все части ME гораздо позже, чем они вышли, но это не помешало мне полюбить вселенную игры за космос будущего, военные конфликты с пришельцами и хороших персонажей, которым хочется верить и сопереживать. Гаррус Вакариан, Тали’Зора, кроган Рекс — очень разные, но все они собрались рядом со своим капитаном. Можете сколько угодно говорить, что Шепард — обезличенный вояка, но для меня он всегда будет воякой, который путешествовал по планетам, собрал дружную команду под крылом Нормандии и спас мир от жнецов.

Мне очень нравятся игры, в которых герои и взаимоотношения между ними проработаны до мелочей, при этом их история органично подается по ходу сюжета: кто с кем не в ладах и почему, кто чей сын/брат/клон и чем руководствовался главный герой, когда совершал те или иные поступки. Это позволяет эмоционально проникнуться сюжетом, понимать и примерять на себя героев игры и их жизненные проблемы, размышлять, как бы ты поступил на их месте. Если вам хочется рыдать от событий, вы злитесь, ревнуете, влюбляетесь или переживаете за персонажа, значит разработчики все сделали правильно.

Мне всегда было интересно наблюдать за разнообразием людей и характеров, исследовать мотивацию поведения в различных ситуациях. Именно поэтому Mass Effect мне очень зашел в свое время и остался в сердечке до сих пор, а на рабочем столе осталась фигурка корабля «Нормандия».


 

Алиса

Трилогия игр Mass Effect находится в числе моих фаворитов. Я горячо люблю космический сеттинг, но еще больше мне импонирует тема свободы воли. А Bioware сделали именно то, что можно назвать романтикой свободного мира. Космос теперь не только наш, но и открыт для всех, кто готов принять его, отказавшись от страха и ханженства. Разработчики изначально представили серию Mass Effect как ту, в которой возможно если не все, то очень многое в плане отношений. Чувства здесь не только не имеют пола и цвета, но также не имеют расы. И хотя все внеземные цивилизации созданы по образу и подобию людей,чтобы нам было легче их понять, каждая из них имеет свои историю и качества.

Детальная проработка сопартийцев заставила меня поверить их историям и эмоциям, сделала их по-настоящему близкими созданиями. Самой теплой мне показалась Лиара Т’Сони, представительница прекрасной расы девушек. Поэтому любимый момент всей серии — прощание с ней, когда она ненадолго объединяет свое сознание с сознанием Шепард. Пока что подобное недостижимо для людей, поэтому этот подарок Лиары был для меня так ценен.

Liara T’Soni